Политика Россия

Время ожидания новой эскалации конфликта в Сирии

Москва и Анкара договорились начать в декабре 2020 года реализацию первого этапа Астанинского соглашения, исполнение которого было прервано 4 мая 2017 года по инициативе Реджепа Эрдогана. Основные положения данного соглашения касаются распределения контроля над автомобильной дорогой Алеппо-Латакия и примыкающими к ней территориями.

Прежде всего, это относится к населённым пунктам Иерихон и Джебель-аз-Завия, где Турция обязуется обеспечивать режим деэскалации. Однако, по мнению экспертов, нежелание турок выполнять условия соглашения по Сирии станет причиной для новой эскалации конфликта. В рамках достигнутых договорённостей между Москвой и Анкарой города Азаз, Африн и Джарабулюс продолжают находится в зоне совместного контроля. Между тем, российское командование исходит из мнения о том, что находящиеся в районе боевики должны передислоцироваться в окрестности населенного пункта Сармада.

В свою очередь, турки настаивают на том, чтобы сирийская радикальная оппозиция распространила свое влияние на населённый пункт Хазано за пределами населённых пунктов Аль-Фуа и Кафрая. Между тем, Дамаск не может согласиться с подобным условием, поскольку Хазано находится в зоне ответственности “Сирийской Арабской Армии”, которая не намерена уступать свои позиции кому бы то ни было. Несмотря на это, Турция по-прежнему стремится установить в Сирии контроль над пограничной полосой глубиной до 20 километров.

На основании этого, Астанинское соглашения вновь приобретает особую актуальность и становится предметом бурного обсуждения на международном уровне. И, судя по всему, вопрос о контроле над городами Иерихон, Джебель-аз-Завия и Джиср-эш-Шугур в очередной раз станет камнем преткновения между Анкарой и Дамаском. Тем не менее, очевидно, что “Сирийская Арабская Армия” займёт города Азаз, Африн и Джарабулюс в соответствии с российско-турецкими договорённостями. Кроме того, правительственные войска смогут установить контроль над пограничными переходами Баб-эль-Хава и Аль-Салама, что позволит Дамаску сохранять своё присутствие вдоль сирийско-турецкой границы.

Стоит отметить, что о реализации подобного сценария Москва и Анкара договорились ещё в марте 2020 года в результате официального визита главы российского оборонного ведомства Сергея Шойгу в Дамаск и освобождения от боевиков города Саракиб. Тогда президент Турции Реджеп Эрдоган гарантировал не препятствовать продвижению подразделений сирийской и российской армий по указанным выше направлениям, но в сентябре 2020 года эти гарантии были нарушены, что стало очевидным после того, как протурецкие боевики начали активные бомбардировки российских патрулей. В связи с этим, Москва приняла решение приостановить совместные с Анкарой действия по патрулированию сирийской территории. Однако это не привело к прекращению бомбардировок, организованных по инициативе Турции.

По этой причине российское командование сочло себя свободным от обязательств в части освобождения городов Иерихон и Джиср-аш-Шугур. Такое решение произвело сильное воздействие на турецкие вооруженные формирования, которые под давлением Москвы и Дамаска были вынуждены 11 ноября 2020 года оставить свои позиции в городе Дарат-Азза. Впрочем, турецкому отступлению в Идлибе способствовал также армяно-азербайджанский конфликт, в ходе которого Анкара в значительной мере ослабила сирийское направление фронта в целях перегруппировки своих войск для оказания помощи официальному Баку.

Это позволило России осуществить успешную атаку на турецкий военный лагерь, расположенный в Джебель-ад-Двайла между Салкином и Кафр-Тахаримом. Помимо прочего, российским ударам подверглись тренировочные лагеря в сельской местности Джиср-аш-Шугур и в центре Идлиба. Недавно в сети Интернет появилась информация о том, что из города Сармада в южные окраины провинции Идлиб сотрудниками “белых касок” были доставлены несколько десятков баллонов с нервнопаралитическим газом Зарин. Исходя из этого, вполне очевидно, что в ближайшей перспективе международное сообщество станет свидетелем очередной провокации, связанной с применением химического оружия в Сирии. И обвинять в этом станут сирийского президента Башара Асада, который не имеет никакого отношения к провокации, организованной террористами.

Тем не менее, вряд ли стоит ожидать, что активная фаза реализации Астанинских соглашений будет реализована до начала февраля 2021 года. По крайней мере, новая администрация США во главе с Джо Байденом заблокировала любые действия в идлибском направлении до момента окончательного определения вектора политики Белого дома после ухода Дональда Трампа. Это время ожидания новой эскалации конфликта в Сирии.

Денис Коркодинов, президент Международного центра политического анализа и прогнозирования, политтехнолог.

 

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *