Политика

Чем обусловлена возросшая военная активность Израиля на юге Сирии?

Израиль усилил военное давление на проиранские группы и отряды “Хизбаллы”, сосредоточенные, как правило, в сирийских районах Дераа и Кунейтра. Таким образом ЦАХАЛ пытается воспрепятствовать организации новых военных баз в регионе. Израильское руководство оправдывает свою военную кампанию тем, что в обусловленных сирийских районах сосредоточены террористы, угрожающие региональной безопасности.

По крайней мере, согласно заявлению командующего израильской армией Тамира Хаймана, проиранские прокси значительно усилили свои позиции с тем, чтобы нанести серьезный удар по территории Израиля через Голанские высоты. В этой связи Тель-Авив “предпринимает усилия по нейтрализации существующей угрозы”, отметил Тамир Хайман. Исходя из этого, стоит сделать вывод о том, что в настоящее время Израиль рассматривает южное направление Сирии в качестве первоочередной военной задачи. Однако это совершенно не означает, что другие сирийские направления оказались за пределами внимания ЦАХАЛ.

Так, Тель-Авив по-прежнему проявляет большой интерес к развитию событий в курдском анклаве и провинции Идлиб. Иное заявление по этому поводу сделал глава северного командования израильской армии генерал-майор Амир Барам, который заявил, что ситуация на юге Сирии пока не представляет серьезной проблемы для Тель-Авива. Генерал сказал, что, несмотря на возросшую активность отрядов “Хизбаллы”, действующих в сотрудничестве с первой бригадой САА, северной группировке войск Израиля удаётся влиять на расстановку сил в регионе. Огромным подспорьем для этого являются действия израильской разведки, благодаря которой обеспечивается оперативный сбор актуальной информации о местах дислокации и маршрутах передвижения проиранских вооружённых групп.

Действиям Израиля на южном направления Сирии способствует также то, что в этом районе количество шиитского населения минимально. В основном там проживают друзы и сунниты, которые крайне негативно настроены к Ирану и “Хизбалле”. При этом уровень материального достатка местного населения крайне низок, поскольку большинство людей здесь ранее были задействованы в сельском хозяйстве, которое в условиях войны пребывает в застое. Тель-Авив использует данное обстоятельство в свою пользу, снабжая местные племена деньгами и продовольствием в обмен на лояльность и оказание разведывательных услуг. Совсем недавно ситуация в регионе складывалось весьма удачно для Ирана и “Хизбаллы”. По крайней мере, до 2019 года проиранские группы имели значительное преимущество и могли совершать регулярные атаки на израильские позиции. Однако ситуация изменилась после того, как Москва оказала содействие Тель-Авиву в отводе несирийских ворруженных формирований на расстояние до 80 километров от границы с Израилем.

Это предоставило силам ЦАХАЛ абсолютный карт-бланш на проведение военных операций, направленных на уничтожение проигранских групп, отказавшихся починиться условиям договорённостей. В этой связи, Тегеран и “Хизбалла” были вынуждены изменить свою стратегию сопротивления. Эта стратегия стала включать, как правило, элементы партизанской войны, а также попытки организовать блокаду подразделений ЦАХАЛ, действующих в окрестностях Голанских высот. При этом большинство военных операций проиранских групп начали проводиться под прикрытием действий сирийских правительственных войск. Впоследствии командующий сил “Кудс” Касем Сулеймани выступил с инициативой создания на юге Сирии совместных с “САА” и “Хизбаллой” центров командования, оружейный складов и военных баз, чтобы противостоять Израилю и “Исламскому государству”. Данная система сейчас активно функционирует, что позволяет, в некоторой степени, обходить санкции, наложенные на Дамаск и Тегеран со стороны западных стран.

Наиболее крупные объекты проиранской системы расположены в населённом пункте Аль-Забадани, в деревне Аль-Хуррия в районе сирийского города Кунейтра, а также в городе Аль-Каср на юго-востоке Ливана, которые систематически подвергаются атакам израильской военной авиации. По всей видимости, в ближайшее время Израиль попытается воздействовать на Дамаск в целях принуждения его вмешаться в процесс обуздания проиранских группировок в Сирии. Во всяком случае, не исключена возможность прямых переговоров между командованиями ЦАХАЛ и “САА”, представители которых могут достичь каких-либо договорённостей относительно предстоящих наступательных действий на южном направлении Сирии.

Денис Коркодинов, президент Международного центра политического анализа и прогнозирования, политтехнолог.

 

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *